ВОЗВРАЩЕНИЕ БЛУДНОГО ОТЦА. Часть 1 - Свистать всех наверх!

Возвращение Блудного Отца (часть1 - Свистать всех наверх!)

Джон Мэйолл - вечная загадка и недосказанность. Миф и легенда. Слухи и годы забвения.

Я хочу рассказать вам, дорогие мои, одну очень важную страницу из его жизни. Во всяком случае, мне она кажется именно такой - важной, интересной и поучительной.

Итак ...

Выход дебютного альбома неистового SRV летом 1983 года стал первым лучиком затеплившейся ясной зорьки Блюзового Ренессанса.

Упал этот лучик и на похмельную голову одного весьма почтенного джентльмена по имени Джон Мэйолл (John Mayall). "Отец Британского Блюза" - так звучал его почти официальный титул.

Встряхнув седеющей гривой, Джон очнулся от дремы и прищурил глаза навстречу рассветным лучам. "Теперь пора" - еле слышно промолвил он и расчехлил губную гармонику ...

Мистер Мэйолл, на тот момент, находился в очередной фазе своего полу-летаргического состояния, в котором прибывал уже почти 10 лет. В начале 80-х Отец Джон сколотил очередную блюз-роковую банду из числа своих старинных друзей-соратников и вяло колесил с ними по миру, выжимая соки из старых хитов и привычных блюзовых стандартов.

Надо сказать, что друзья-соратники были звездные, каждый из них имел высочайшую профессиональную репутацию и все они были обязаны Мэйоллу - именно он дал им когда-то путевку в жизнь.

Имена этих людей достойны того, чтобы я их назвал:

Мик Тэйлор (Mick Tailor) - гитара.

Один из самых ярких птенцов "гитарного гнезда" Джона Мэйолла, сменивший некогда на гитарном посту в John Mayall's BluesbreakersПитера Грина, будучи 17-летним юнцом.

Тэйлор записал с Блюзбрейкерами два интереснейших альбома, прежде, чем его сманили в The Rolling Stones. Собственно, с уходом Тэйлоранастоящая история JM'sBB и закончилась.

Джон МакВи (John McVie) - бас-гитара.

Джон участвовал в записи трех самых знаменитых альбомов Мэйолла в 60-х. После записи третьего Мэйолл благословил его, Питера Грина и Мика Флитвуда на создание собственной группы и даже самолично придумал для них название - Fleetwood Mac.

Как раз, Мик Флитвуд (Mick Fleetwood) и планировался изначально на место барабанщика для работы в этом турне. Но Мик вежливо отклонил предложение, сославшись на занятость.

Мэйоллу срочно пришлось искать другой вариант, каковым и стал

Колин Аллен (Colin Allen) - матерый друммер, поработавший со множеством известных музыкантов. Бывший участник легендарной британской группы Stone The Crows.

Все эти гордые мужчины перечислены мной неслучайно. Они не будут иметь никакого отношения к записи альбома, о котором я собрался рассказать, однако их имена дают представление о том, какой профессиональный, имиджевый и статусный уровень был у очередного состава, гастролировавшего с Джоном Мэйоллом на тот момент. Такой состав имел полное право причислять себя к гордому племени "супергруппа".

Но в начале 80-х таких супергрупп уже колесило по миру несколько десятков. На музыкальном дворе правили бал панк-рок, нью вэйв и диско. Звезды рока 60-х-70-х массово и довольно беспорядочно отступали на второй план под натиском "молодой шпаны". Подобная практика - сколачивание "супергрупп" из осколков некогда популярных составов - стала обычным способом выживания. К подлинному творчеству это явление, чаще всего, уже не имело никакого отношения.

Вот и данный состав не мучил себя поисками новых музыкальных откровений. Друзья просто приятно проводили время, играли старый добрый блюз, пили виски и зарабатывали пусть не самые великие, но вполне стабильные и честные денежки.

Это фрагмент концерта в Capitol Theatre (18.06.1982), на сцене вместе с группой Джона Мэйолла выступает великий Альберт Кинг.

Однако луч Блюзового Возрождения, пощекотал уже ноздри старому коню - Джону Мэйоллу. Этот луч свербил и тревожил знаменитого британца, побуждая его на поиск новой борозды. Потенциал выдающегося бэндлидера, новаторские амбиции и безошибочное чутье опытного волка от шоу-бизнеса уже не оставляли его в покое. "Отца британского блюза" настойчиво манили открывавшиеся перспективы, он не мог оставаться в стороне от большого дела. Электрический модерн-блюз набирал обороты и Мэйолл готов был подкинуть свою лопату угля в его горячую топку.

Он понимал, что пора заканчивать с этим старперским времяпровождением - алкогольные запои, однообразные гастроли, выпуск посредственных архивных и концертных ошметков от былой славы. Замкнутый круг из года в год. Последний альбом с оригинальным материалом был записан почти 10 лет назад.

То, что с этим составом у него нет никаких перспектив, Джон понимал, разумеется. У каждого из звездных парней были свои дела и проекты. МакВи пора было возвращаться в свой Флитвуд МэкТэйлора позвал Боб Дилан. Аллен задержался подольше, но его тоже постоянно звали в гастрольные составы и на запись в студиях самые разные статусные исполнители.

Новую кашу надо было варить с новыми ребятами. Джон Мэйоллприступил к вербовке. На этот раз он не стал набирать юных вундеркиндов, как делал в 60-х, он пошел другим путем.

Америка 80-х была уже под завязку набита зрелыми инструменталистами, которые имели определенный музыкальный опыт, несомненную сноровку и желание зарабатывать музыкой, но не имевшие таких возможностей в эпоху диско и панка. Именно такие, умелые но невостребованные, парни среднего возраста и были нужны Джону Мэйоллу для нового рывка. Гитаристы - в первую очередь.

Первого гитариста в свой новый состав Мэйолл нашел в одном из музыкальных клубов Лос Анджелеса, куда забрел опрокинуть дежурный стаканчик бурбона в свой день рождения. На сцене клуба играл какой-то блюзовый комбо. Там он и нашел Коко Монтойя (Coco Montoya).

Теперь пусть сам Коко и расскажет как было дело:

- Там в основном собирались музыканты вроде меня, но заходили и известные рок - исполнители. Я частенько джемовал с басистом из "Thin Lizzy" Филом Лайноттом, а однажды даже довелось поиграть с Филом Коллинзом, правда, тогда он еще не был широко известен. Так вот, когда я узнал, что в клубе находится Мэйолл, то вдруг вспомнил, что мне говорили про его день рождения - вроде как раз дата совпадала. И я объявил, что в честь этого события исполню вещь "All Your Love", которую Джон раньше играл вместе с Клэптоном.

В конце этого вечера Мэйолл попросил клубных техников запись с концертного пульта и ушел из бара с кассетой в кармане. Игра гитариста ему понравилась.

Через несколько месяцев Джону потребовалось найти замену ушедшему Мику Тэйлору. Он вспомнил про эту запись, переслушал ее и позвонил прямо в "British Pub", телефон которого был написан на визитке, вложенной в кассету. Ему ответил сам Монтойя.

Коко работал там барменом. Выступления на сцене Бритиш Паба денег ему не приносили, это было "для души". Работа за стойкой бара приносила гораздо более стабильный и весомый доход.

Парень не поверил, что целый Джон Мэйолл звонит ему и предлагает работу в своей группе. Он уже был полностью разочарован и давно не на что надеялся. А ведь когда-то он был сайдменом у самого Алберта Коллинза. Блюзовый корифей называл его своим сыном, обучая фирменным "ледяным соло" ...

Монтойя послал "шутника" подальше и бросил трубку.

Но мудрый старик Мэйолл понял в чем дело и перезвонил снова. На этот раз он сумел спокойно объяснить Коко, что это именно он, и повторил свое предложение. Ошарашенный Монтойя взял день на раздумье. Он уже не был уверен в своих силах. Суть своего ночного раздумья он описал так:

"Слушай, парень, другого такого случая тебе уже не представится. Ты ведь всегда мечтал об этом, а Мэйолл - один из твоих кумиров".

Так Мэйолл нашел нового гитариста, которому суждено было стать очередным звездным птенцом его гитарного "гнезда".

Примерно тогда же в группе появился чернокожий басист - Боб Хэйнз, а чуть позже Монтойя порекомендовал и нового барабанщика - Джо Юэла, которого хорошо знал по работе в составе Альберта Коллинза.

Ритм-секция Хэйинз/Юэл сразу зазвучала весьма убедительно и вселила в Мэйолла нужную толику уверенности. Правильно звучащая ритм-секция - надежный фундамент любого электрического блюза, основа успеха блюз-роковой группы. Это старый зубр знал лучше всех.

Для обновленного звучания, которое мечтал выстроить Джон Мэйолл, требовался второй соло- гитарист. Из соревнования двух равноценных, но разноплановых гитаристов Мэйолл надеялся высечь ту самую "искру", которая распалит мощное пламя блюзовой импровизации и заразит любую публику своей энергией.

Второй гитарист был найден в составе некогда знаменитых героев Вудстока, а нынче конченных алкашей и нариков, зарабатывавших на остатках былой популярности по клубам, пабам и фестивалям калифорнийского побережья. Это была группа Canned Heat.

Cлава этих ребят осталась там, на поле Вудстока. С начала 70-х они вели почти такую же алкогольно-летаргическую жизнь, как и сам Мэйолл.

Когда-то (в 1970) Мэйолл увел у них гитариста Харви Мэндела и басиста Ларри Тэйлора, с которыми записал свой последний значимый альбом (Back to the Roots, 1971).

И вот снова судьба свела их на одной концертной площадке. Мэйоллпрослушал выступление CH и был поражен мастерством их нового гитариста. На темпераментной и виртуозной игре этого парня держалось все шоу Кэннед Хит. К тому же, парень обладал незаурядным вокалом. Решение было принято сразу - Мэйолл опять увел гитариста у Кэннед Хит. Его звали Уолтер Траут.

Уолтер согласился без лишних раздумий. Джон Мэйолл был одним из его кумиров, а работа с безнадежно увязшими в собственном прошлом Canned Heat давно была ему в тягость.

Так был сформирован состав, с которым Джон начнет свою новую жизнь в модерн-блюзе.

Мэйолл достает из своего сундучка запылившуюся вывеску Bluesbreakers. Очередная глава в истории легендарного брэнда занимает свое почетное место на скрижалях.

Отряд новобранцев Bluesbreakers вылетает, во главе с командором Мэйоллом, в Европу, где сходу ринется в бой. Концерты, концерты, концерты.

Блюзбрейкеры Джона Мэйолла становятся драйвером Блюзового Ренессанса на европейском континенте.

Это был верный ход старого волка. В Америке уже было тесно от блюзовых модернистов, а Европа еще не была охвачена подобным энтузиазмом. Джон Мэйолл явился из Нового Света старым/новым послом блюза для европейцев. Почти как в далеком 1965, когда вышла его знаменитая пластинка с Эриком Клэптоном.

Бесконечные концерты становятся идеальным тренингом по отлаживанию взаимодействия в группе, накачке музыкальных мускулов, формированию саунда и приобретению уверенности.

Особенно это касалось гитарной двойки. Ученик Альберта Коллинза - Коко Монтойя был специалистом по пронизывающим медлякам, вытягивая из каждой ноты ее сокровенную тайну. Темпераментный толстяк Уолтер Траут - специалист по вихревым запилам и головокружительным каскадам.

Оба росли на глазах, обогащая друг друга, учась друг у друга, стараясь превзойти один другого, завораживая восхищенную публику на каждом выступлении.

Мэйоллу оставалось только уйти в тень, изредка вклиниваясь в их соревнование своими слайдовыми пассажами. Постепенно главным его делом на сцене стала губная гармошка, клавишная поддержка и, конечно, вокал.

К 50 годам Джон набрал отличную вокальную форму, его голос заматерел, интонации стали более точными, акценты расставлены идеально, драматическая сторона блюзовой лирики прочувствована на подкожном уровне.

Блюзмены-вокалисты к 50 вступают в стадию своего расцвета. Если доживают до нее, конечно. Джон Мэйолл - дожил.

Разъезжая по Европе группа возвращала былую популярность брэнду John Mayall's Bluesbreakers. Они записали два добротных "лайва" - один в Венгрии (Behind The Iron Curtain, 1985), другой в Западной Германии (The Power Of The Blues, 1987). Связка гитаристов Монтойя / Траут стала объектом поклонения для фанатов и восхищения для музыкальных критиков.

У Мэйолла еще никогда не было такого мощного, слаженного и умелого состава. Ни один состав не выступал с ним так долго. Джон управлял парнями железной рукой, добился беспрекословного подчинения от своей банды и на всю жизнь остался для них главным авторитетом.

Да, этот мужик умел заставить себя слушать и уважать. Природа не обидела его ни силой, ни здоровьем, ведь прежде, чем легендарный Алексис Корнер уговорил Джона заняться музыкой профессионально, Мэйолл успел прожить весьма бурные 30 лет жизни и даже успел повоевать в Корее. Он имел право на лидерство и он умел этим правом пользоваться.

Наконец, после 4-летнего гастрольного чесалова, пришло время ему этим правом воспользоваться уже в студийных условиях.

Причины, по которым он не мог этого сделать раньше, я описывать не стану. Причины эти носят скучный юридически-казуистический характер и связаны с его предыдущим контрактом. Но время истекло, Джон был свободен от обязательств и он подписывает новый контракт со знаменитым американским лейблом Island на запись студийного альбома с оригинальным материалом.

И вот теперь - свистать всех наверх! Нас ждут великие дела!

Во второй части я расскажу про альбом Chicago Line, который был записан в 1988 этим составом.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ ...

если вы дочитали, то вам может быть интересно:

К 50-летию Зеленой Реки
Еще один выпал из гнезда
Блюзовое Убежище старого индейца
Песни для портнихи

Об авторе

Я всего-лишь решил поделиться с теми, кому интересно моё мнение, своими соображениями по тому или иному поводу.

Читать далее »

О сайте

... мои оценки и суждения не воспринимать как претензию на божественную истину или непререкаемую догму, но считать тем, чем они и являются на самом деле - отражением моего личного мнения и отношения ... 

Читать далее »