DEREK AND THE DOMINOS featuring ERIC CLAPTON / "Layla And Other Assorted Love Songs" (1970)

DEREK AND THE DOMINOS

"Layla And Other Assorted Love Songs"

(1970)

 В 1970м Эрик Клаптон работал как ломовая лошадь, стараясь работой (а чуть позже - героином) заглушить безнадёжную, как ему тогда казалось, любовь к жене своего лучшего друга Джорджа Харрисона - Патти Бойд.
После распада, так много обещавшего и такого недолговечного супер-проекта Blind Faith, Эрик присоединился к вечно кочующим по Америке фолкерам Delaney & Bonnie (которые были суппортерами Blind Faith в их роковОм туре по США).
Отыграв с Дилейни и Бонни множество концертов ЭК, подружился с музыкантами их аккомпанирующего состава. Вместе с ними он принял участие и в записи "All Things Must Pass". В итоге Эрик и ребята-сайдмены друг другу настолько понравились, что решили объединиться и создать новую группу.
Первоначально она была названа Eric & the Dynamos, но на одном из первых же концертов конферансье запутался в названии и переименовал их в Derek & the Dominos. Эрика такое название позабавило, а после недолгих размышлений, и вполне устроило. Решили: так тому и быть.
Застенчивый от природы Эрик всегда чурался роли бэнд-лидера и франтмена (даже в Крим и Блайнд Фейт эту роль он предпочитал уступать Джеку Брюсу и Стиву Винвуду соответственно).
Кроме того, в том же 70-м году, аккурат в августе, когда Дерек и Домино засели в студии, у ЭК вышла первая сольная пластинка ("Eric Clapton"), которая, несмотря на высокое качество музыки и помощь все тех же Дилейни и Бонни с аккомпаниаторами (а так же Стивена Стиллза, Риты Кулидж и Лиона Расселла), прошла совершенно незамеченной, а после выходы блистательной "Лейлы" и вовсе была обречена навсегда остаться в её тени.
Опасаясь фиаско, вечно неуверенный в себе Клаптон решил сохранить инкогнито на новом альбоме. С него было достаточно "супер-групп" и "звездности", он хотел, чтобы новую группу воспринимали не как "группу великого Эрика Клаптона", а как самостоятельную боевую единицу. Нужна была чистота эксперимента, чтобы понять на что способна его новая группа, без "звездного шлейфа" ее лидера.
А группа была способна на многое. Сегодня имена - Джим Гордон (барабанщик), Карл Раддл (басист), Бобби Витлок (клавишник) - уже мало что говорят непосвящённым, но (во главе с Эриком) это был один из лучших составов в истории рок-музыки. Так теперь считают многие. Повторю за ними и я, ибо согласен полностью.

Убедившись в жизнеспособности коллектива, обкатанного на концертных площадках, музыканты решили приступить к записи альбома. Продюсировать запись они пригласили Тома Дауда (Tom Dowd) - одного из величайших продюсеров всех времён и народов.
Материала для записи было уже вполне достаточно: ещё во время турне с Дилейни энд Бонни Эрик плотно закорешился с Бобби Витлоком и они начали писать песни ("просто, чтобы было что играть" - вспоминал Витлок). 
Последний по времени (но отнюдь не по важности) ингредиент для будущей записи был привлечён к работе, когда была уже арендована одна из студий в Майами. Этим ингредиентом стал юный гитарист Дюэйн Оллман (Duane Allman), с которым Эрик давно мечтал поработать.
Клаптон был восхищён его игрой на альбомах Вилсона Пиккетта и Ариты Франклин (о существовании the Allman Brothers Band Клаптон тогда ещё и не слышал).
Том Дауд, который был также продюсером и Оллман Бразерс Бэнд, узнав о таком желании Эрика, сообщил, что на днях theABB будут выступать на одной из концертных площадок Майами. Эрик попросил провести его на концерт. Дальнейшая история стала уже апокрифом.

Эрик вошёл в зал, сел в первом ряду, прямо напротив сцены, когда концерт Оллманов уже был в разгаре.
Дюэйн в тот момент играл соло, играл его, закрыв глаза. А когда он их на мгновение открыл, то увидел в зале, прямо перед собой великого Клаптона... и мгновенно перестал играть! На него будто столбняк напал. Второй гитарист "Братьев" - Дикки Беттс после паузы подхватил соло и выкручивался из него, как мог. Благо, такие джем-импровизации были обязательной концептуальной частью любого концерта "Братьев".
По окончании выступления Оллмэн Бразезе Бэнд произошло их формальное знакомство, ЭК объяснил причину визита на концерт и предложил попробовать что-нибудь записать совместно. Не желая терять времени, на волне взаимной симпатии, они сразу поехали в студию, где вдвоём просидели всю ночь до утра.

"Они показывали друг другу любимые гитарные приёмчики, менялись гитарами, делились профессиональными секретами, болтали без умолку, подогрелись какой-то наркотой ... они были в восторге друг от друга, каждый восхищался мастерством и техникой другого"

- вспоминал потом Том Дауд.

Эрик и Дюэйн словно рождены были для того, чтобы играть в паре. Это стало ясно после первых же пробных попыток. Сначала планировалось, что Оллман поучаствует в записи одного или двух треков, но в результате Д.О. записался, как минимум, на 9-и песнях (по моим скромным подсчётам).
Это довольно интересное и азартное занятие - разбираться кто из них, где и что играет на этом альбоме. Твёрдо можно сказать только одно: если слышите слайд - это работа Оллмана (Эрик тогда не был силён в этом компоненте гитарной игры).
Кстати, начиная именно с этого альбома, Клаптон, как гитарист, стал сознательно уходить в тень, отдавая своё святое "право на соло" своим многочисленным (в дальнейшем) партнерам.
У всех это вызывало законное недоумение, а часто и негодование, но Эрик Клаптон - один из величайших мастеров гитарного соло, каких только видел мир, вдруг стал находить особое утончённое удовольствие в подыгрыше другим. И в этом, как оказалось, ему просто нет равных.
Если вы видели Исаакий или Казанский Собор ночью, в умелой подсветке прожекторов, то можете оценить её (подсветки) важность и красоту. Вот и Клаптон стал такой виртуозной "подсветкой" для других гитаристов, раскрашивая соло, исполненные партнёрами, восхитительными и точными лучами своих гитарных штрихов, усиливая эффект унисоном или контрастом, поддерживая, укрепляя и маскируясь.
Это блистательное умение "второго гитариста" он впервые широко применил именно в дуэте с Оллманом на альбоме LATOALS.
Такого блистательного дуэта гитаристов рок, пожалуй, не знал до этого и я не уверен, что узнал после. Двойное соло Оллмана и Клаптона в "Лейле" (начинает знаменитый рифф Эрик, Дюэйн вступает после первых 7-и нот, а дальше... словами и не опишешь) - это одна из высочайших гитарных вершин, Канченджанга сдвоенной гитары. А может быть даже и Эверест.

Работа над записью после появления в студии Оллмана закипела. Эрик и Дюэйн были буквально одержимы альбомом, идеи рождались на ходу и тут же шли в дело, получая своё воплощение.
Характерна история записи кавера на знаменитый блюз Биг Билла Брунзи "Key to the Highway": в соседнем помещении студии группа Sam & the Pharaos записывала именно эту песню. Derek & the Dominos услышали блюз через стену и начали спонтанно джемовать на эту же тему.
Том Дауд, восхищённый тем, что у них получается, отдал команду звукоинженерам начать запись. Этот незапланированный дубль (записанный сходу, без всякой подготовки) и вошёл в альбом, став, на мой взгляд, лучшей из версий классической "Key to the Highway".
Кстати, когда будете слушать - обратите внимание на то, как начинается KTTH и теперь поймёте почему такое странное начало у этого трека.


В итоге материала парни назаписывали столько, что альбом получился двойным, а о качестве музыки лучше всего, наверное, свидетельствует признание все того же легендарного продюсера Тома Дауда:

"Я чувствовал, что это будет лучший альбом, над которым я работал со времён The Genius of Ray Charles... Новая музыка с величайшим исполнительским мастерством. Гитара просто блистательна, ритм-секция туга, как часы, все они - живые детали инструмента, который дышит: сжимается, сокращается, становится громче, затихает, но всегда напряжен и интенсивен. Соло великолепны, тексты и вокал - изумительны. Очень вдохновенно".

Если вы загляните в послужной список этого продюсера, то поймёте, что такие слова дорогого стоят. Много лет спустя знаменитый муз.критик Джин Санторо скажет о "Лейле и других избранных песнях о любви":

"Это был краеугольный камень рок-истории... Альбом стал бриллиантовым памятником своему времени."

LATOALS - плод неистовой любви Клаптона к недостижимой Патти Бойд-Харрисон. Эта любовь сводила его с ума и сублимировалась в музыку. Свою кипящую и стонущую, нежную и самоубийственную страсть, ищущую выхода, Эрик сжигал и топил в гитарном пожаре и водовороте.
Если бы меня попросили составить списки "лучший альбом / песня о любви мужчины к женщине", то эта клаптоновская исповедь и завуалированное, но вулканическое по своей страстности, признание лидировало бы в такой номинации с большим отрывом, во всяком случае, я не вижу серьёзных конкурентов.
Клаптон больше никогда не будет так плодовит и ярок в качестве сонграйтера. Он никогда уже не будет так откровенен и страстен. Он больше никогда не будет так испепеляюще влюблён. Здесь каждая песня - признание в любви или отчаянный стон от невозможности её счастливого исхода, а апофеоз этой страсти - великая "Layla", которая достойна того, чтобы о ней сказать пару слов отдельно.

Мучаясь своей любовью, Эрик бессонным ночами в гастрольных трейлерах читал случайно попавшую ему в руки книгу персидского классика Низами - "Лейла и Меджнун". История трагической любви настолько точно наложилась на его личные обстоятельства, что впору поверить в Божественное Провидение, приведшее его к великой поэме. В результате родилась одна из величайших рок-песен.
Авторство знаменитого риффа приписывает себе барабанщик Джим Гордон, Клаптон не оспаривает этого и не подтверждает. Он вообще давно отказывается говорить о Гордоне и у него есть на это причины, о которых скажу позже, но всё же, куда более правдоподобна версия о том, что рифф сочинил Дюэйн Оллман. Оллман, к тому же, изображает в конце песни "плач птицы" на слайд-гитаре, в память о своём любимом музыканте - Чарли Паркере (Bird - кличка великого саксофониста).
Гордон же, и это неоспоримо, сочинил и исполнил на фортепиано (всё-таки чертовски талантливым музыкантом был этот псих!) длинную инструментальную коду, которую жаль было бросать в корзину и ее прицепили к прекрасно звучащей и без неё песне, что дало возможность Дж.Г. формально стать соавтором "Лейлы", а соответственно и получать не маленькие авторские отчисления в течение уже 35 с лишним лет.
Инструментальная кода Гордона безусловно хороша, но всё же это самостоятельное произведение, никакого отношения к самой песне мелодически не имеющее. Мелодию самой "Лейлы" сочинил Эрик, незамысловатый любовный текст - тоже его. А Лейла из песни - это, конечно же, Патти.
Песня сразу стала одной из самых популярных нарезок на радиостанциях всего мира.
Кстати, одна из песен альбома ("I Am Yours") все-таки написана на стихи самого Низами.

Не раз встречалось мне такое мнение, что LATOALS - "альбом одной песни". Это всегда удивляло меня безмерно и выдавало в говорящем или человека, не слышавшего альбом, или слушавшего его фоном и, скорее всего, - случайным фоном. "Лейла", конечно, песенный шедевр, но есть же ещё:
- I Looked Away- открывашка, включающая в себя один из лучших дуэтов Эрик / Дюэйн. А какой здесь ритм!
- Bell Bottom Blues - одна из самых красивых и нежных песен Эрика.
- Keep On Growing - отличный вокальный дуэт Клаптона и Витлока. А как здесь барабанит Гордон!
- Tell The Truth - сначала была записана как темповой номер, затем - медленный вариант, в итоге в альбом вошла комбинированная версия.
- Anyday- слайд Дуэйна Оллмана просто не может не восхитить!

+ красивый финальный трек "Thorn Tree In The Garden" (бенефис Бобби Витлока).

Есть и замечательные каверы на классику блюза и соул:
- уже упомянутый джем "Key to the Highway"- здесь дуэт Clapton / Allman выдал такой импровиз, что другие и годами совместных репетиций не смогут добиться подобного взаимопонимания, а они - играючи, сходу записали!
- Nobody Knows You When You're Down And Out - видимо, это была попытка повторить успех "Key to the Highway" и получилось хорошо, но уже не так эффектно.
- Have You Ever Loved A Woman - Эрику не хватает вокальной мощи для исполнения такой баллады, но зато страсти с избытком и сыграно отлично.
- It's Too Late - ещё один пример того, что Оллман был величайшим слайд-гитаристом.
Несколько меньше мне нравится хендриксовская "Little Wing" в версии Эрика. LW - моя любимая песня Джими Хендрикса, мне также очень нравятся версии Стинга, Сноуи Вайта, Джеффа Хили и инструментальный шедевр Стиви Рея Вона, но клаптоновский вариант не по мне.
Клаптон записал "Little Wing" одной из последних, Хендрикс её так никогда и не услышал в этом исполнении. Джими умер всего через несколько дней после того, как была сделана эта запись.
ЭК и Джими были очень близки, чувствовали какую-то особую связь между собой, как это бывает у двух великих чемпионов или царственных особ, и смерть Хендрикса стала для Клаптона тяжёлым ударом:

"Меня накрыло жуткое ощущения одиночества, когда я узнал о смерти Джими"

- вспоминал Эрик через много лет.

"Little Wing" стала реквиемом в память о друге и великом гитаристе (тут же Клаптона стали называть "наследником короны" и подобная чушь только усугубляла депрессивное настроение Эрика). Эта депрессивность чувствуется в песне (светлой по своей сути, хоть и печальной) излишне давящим на меня образом. Уж очень похоронно получилось. Пророчески-похоронно.

Резюмирую, однако. Слабых мест у альбома немного: местами прослеживаются самоповторы, порой Клаптон не тянет в качестве вокалиста, но его гитарная составляющая просто потрясает, "Лейла" - один из лучших гитарных альбомов рока.
Тем не менее, альбом вышел в декабре, заблудился где-то в середине третьего десятка альбомного чарта Биллборд, а в Англии в чарты так и вовсе не попал.
Критики восприняли альбом с прохладцей. Но, как показал арбитр-Время, вся слава у LATOALS была впереди, осознание величия приходило постепенно. Нынче ни один список "лучшие альбомы в истории бла - бла - бла" не обходится без "Лейлы" - единственного альбома великой группы, которая так и не поверила в свое величие.

На этом надо бы и закончить, разболтался я опять не на шутку, но не могу в заключение не сказать пару слов о судьбе участников записи альбома.
А Судьба трагичная. Возможно, судьба участников этой записи - самая зловещая страница в истории рока. И самая мистическая из его тайн. Судите сами.

Джим Гордон (барабанщик и соавтор титульной песни) - человек неистового нрава, с юности слышавший какие-то "голоса", был подвержен припадкам ярости, переходящей в бешенство.
Работать с ним становилось всё тяжелее, он отчаянно завидовал Эрику и Бобби Витлоку, получавшим авторские за песни с альбома. Витлок так вспоминал о Гордоне и их совместной работе в то время:

"Проблемы у него были издавна, болезнь не подкралась неожиданно. Он мне и раньше говорил, что слышит голоса. Достаточно было заглянуть в его глаза, чтобы понять - души за ними нет. "Никого нет дома" - словно говорили они. Сюрреализм полный...
У него было большое и доброе сердце, но совершенно не было души. Играл он мощно, прямо как товарный поезд. Левой рукой мог делать одно, правой - нечто совсем другое, а ноги творили что-то отдельное, в чем не было совершенно никакого смысла. Но когда все происходило одновременно, этот смысл неожиданно появлялся.
Невероятный талант. Но он был психом и чем больше залезал в героин и кокаин, тем хуже становилось дело. Он даже не пытался завязывать. Мне рядом с ним не было комфортно, я всегда его немного опасался, поскольку чувствовал, что с его душой не все в порядке".


После одного из припадков ярости Гордона (уж не стану описывать подробности и причину), который произошёл на репетиции Derek & the Dominos, Эрик Клаптон, наблюдавший за этим буйством, дождался его окончания ... встал, отключил гитару, скрутил шнур, упаковал гитару в кофр, защёлкнул его и спокойным тихим голосом сказал Гордону: "Больше я с тобой никаких дел не имею и на одну сцену никогда не выйду".
После этих слов Эрик вышел на улицу и на этом, практически, закончила своё существование группа D&tD, потенциал, которой некоторые знатоки оценивали выше любого другого состава, в котором участвовал Эрик (а это были не последние группы в истории рок-музыки: Yardbirds, John Mayall's Bluesbreakers, Cream, Blind Faith).
Если вы когда-нибудь встретитесь с Клаптоном, то не стоит спрашивать его о Джиме Гордоне...

Тем не менее, Джим Гордон стал в 70-х одним из самых востребованных сессионных барабанщиков. Он работал с суперзвёздами, заработал заслуженную репутацию одного из лучших барабанщиков мира, но "голоса" и наркота сделали своё дело. Сейчас он сидит в психушке тюремного типа, отбывая срок за убийство собственной матери (насмерть забил её молотком, повинуясь очередному "голосу"!).
В тюрьме он увидел однажды в телевизоре, как Клаптон получает "Грэмми" за акустическую версию "Лейлы" и это стало причиной очередного приступа буйной ярости. Не вынесла завистливая душа "поэта"!
Через пару лет, во время одного из тюремных шмонов, у него нашли бумажку со списком потенциальных жертв. Туда были тщательно вписаны те, кого он убьёт, если выйдет на свободу (дорогие адвокаты постоянно шлют апелляции и обещают его вытащить). Одним из первых в списке значился, разумеется, Эрик Клаптон.

Карл Радл (бас) - занимался сессионной работой (в т.ч постоянно записывался с Джорджем Харрисоном). После возвращения Эрика на сцену вошёл в состав его новой группы (единственный из Derek &the Dominos) и играл в ней до 1979 г.
Когда Эрик Клаптон решил поменять весь свой аккомпанирующий состав, то Карла он оповестил об увольнении телеграммой ...
Человек, которому Эрик был обязан многим (не стану вдаваться в подробности), счёл себя обиженным (немудрено!) и не простил этой обиды до конца своих дней.
А дней этих оставалось у него, как оказалось, не так много - Карл ушёл с головой в наркоту и сгорел за год. В мае 1980-го его нашли мёртвым (на 4-й день после смерти). Подруга Карла (она есть на одном из фото обложки "Лейлы"), узнав о его смерти, застрелилась.
Эрик Клаптон посвятил альбом "Another Ticket" (1981) памяти своего бывшего басиста.

Бобби Витлок (клавишник, автор последнего трека альбома и соавтор ещё пяти) - занялся сольной карьерой (с первым альбомом ему помог Эрик), засветился на эпохальном альбоме The Rolling Stones - "Exile on the Main St.", но карьера музыканта у него, по большому счёту, не сложилась.
Слава Богу, что хотя бы выжил (наркота тоже не обошла его стороной).

Дюэйн Оллман (гитара, не вошёл в число соавторов ни одной песни альбома только по причине того, что отказался от авторских наотрез из уважения к Эрику) - разбился на мотоцикле через год после записи "Лейлы".

Смерть Дюэйна Оллмана усугубила депрессию Клаптона.
Роковая любовь к жене лучшего друга, смерть Джими Хендрикса, а вслед за ней и Дюэйна - всё это обрушилось на Клаптона одно за другим и он сломался.
Харрисон с трудом вытащил друга Эрика поучаствовать в концерте для Бангладеш (там уже было заметно в какой он ужасной форме - см. фильм), но после этого Э.К. окончательно забросил музыку и посвятил всего себя делу медленного героинового умирания в элегантной компании малолетней аристократки.
Почти 4 года были вычеркнуты из его жизни. Эрика спасло только чудо, явившееся в лице причудливого трио - Пита Таунсенда, отца малолетней подружки Эрика - Уильям Дэвид Ормсби-Гор, 5-й барон Харлек и знаменитой докторессы Маргарет Патерсон, которая вытащила когда-то из героиновой ямы самого Таунсенда.
Они возились с Эриком и его юной леди, как с детьми. Таунсенд сумел всё-таки вернуть Эрику интерес к музыке, а с ним пришло и желание выжить.
Клаптон да ещё, наверное, Кит Ричардс - это те немногие "выжившие" из героев "психоделического лета"...
Но это уже другая история.

P.S. Всю оставшуюся жизнь Эрик будет искать себе нового гитарного партнёра, такого каким был Дюэйн. Он будет как будто одержим манией переиграть со всеми лучшими гитаристами мира. Запишет и сыграет множество великолепных дуэтов. Albert Lee, Alvin Lee, Ry Cooder, Mark Knopfler, Freddie King, Steve Cropper, B.B.King, Robert Cray, Keith Richards, Carlos Santana, John Lee Hooker, Dave Gilmour, Steve Lukater, Buddy Guy, Stevie Ray Vaughan, Andy Fairweather - Low, конечно же - George Harrison и ещё множество великих имён, но такого волшебного сочетания, как с Оллманом больше никогда не добьётся.
Это был величайший гитарный дуэт, оставивший после себя только один альбом... но какой!

P.P.S. В 1974 возлюбленная Клаптона - Патти Бойд-Харрисон все-таки ответила ему взаимностью, ушла от мужа и стала жить с Эриком. Но это был отнюдь не хэппи-энд, а лишь начало новой и уже совсем другой истории ...

Driver Pete, 2005.

Об авторе

Я всего-лишь решил поделиться с теми, кому интересно моё мнение, своими соображениями по тому или иному поводу.

Читать далее »

О сайте

... мои оценки и суждения не воспринимать как претензию на божественную истину или непререкаемую догму, но считать тем, чем они и являются на самом деле - отражением моего личного мнения и отношения ... 

Читать далее »