ПАМЯТИ ЙОХАННА КРОЙФФА

Игрок:

Обладатель "Золотого Мяча" - 1971, 1973, 1974

Обладателеь Кубка Чемпионов  - 1971, 1972, 1973

Чемпионов Нидерландов - 9 раз

Чемпион Испании - 1974

Серебрянный призер ЧМ 1974

Бронзовый призер ЧЕ - 1976

Тренер:

Чемпион Испании - 4 раза

Обладатель Кубка Чемпионов - 1992

Обладатель Кубка Кубков - 1987, 1989

Подробнее
Галлерея
Видео
  • "Больше всего я люблю смотреть, как играют дети во дворе. Это самый искренний футбол. Именно тот, в который и играли мои команды".

    Хе́ндрик Йо́ханнес Кройф (Круифф) (Hendrik Johannes Cruijff)

    25 апреля 1947, Амстердам, Нидерланды — 24 марта 2016, Барселона, Испания


     Уход этого человека я расценил как личную утрату. Думаю, что многие любители футбола из моего поколения расценили ее точно также.
    Йоханн Кройфф стал олицетворением "нового футбола" для нас. Именно с ним связано появление и расцвет такого явления как "тотальный футбол", который лег в основу всех современных тактических схем и произвел революционный переход к игре, которая очень сильно отличается от той, в которую играли до него. Переход к той игре, в которую играют и по сей день.
     "Тотальный футбол" - это игра на новых скоростях, игра, требующая выдающихся физических кондиций (в первую очередь - скоростной выносливости), игра, в которой от каждого полевого игрока требуется идеальная тактическая дисциплина и выучка, определенный (высокий) уровень универсализма. С тех пор позиционная универсальность спортсмена стала почти обязательным залогом успешного существования в футболе.

    Именно Кройфф стал проводником революционных тренерских идей Ринуса Михелса в "Аяксе", а потом и сборной Голландии. Без него эти идеи вряд ли смогли бы найти свое воплощение. Они были созданы друг для друга - Михелс и Кройфф. Эта пара из глухой футбольной провинции, какой была до них Голландия, перевернула футбольный мир.
    Показательно, что перейдя в 1971г. в "Барселону", Михелс долгое время не мог выстроить ее игру, пока  в 1973 не уговорил руководство клуба раскошелится на покупку Кройффа, за рекордную сумму в почти миллион фунтов стерлингов, а это, без малого, в 2 раза превышало предыдущий трансферный рекорд, связанный с покупкой "Ювентуcом" Пьетро Анастази в 1968 (в той покупке не все было "чисто", кстати, в чем до сих пор убеждены многие футбольные эксперты).
    И только с приходом "Летучего Голландца" "Барса" заиграла в футбол Ринуса Михелса, забыв про старомодный вальяжно-академичный стиль, который был принят в Испании прежде и который никак не мог переформатировать великий голландский тренер.
    "Барселона" Михелса и Кройффа дала толчок к развитию для всей Примеры. Вечный конкурент "Барсы" - "Реал", в ответ, был вынужден купить Гюнтера Нетцера (а годом позже и Пауля Брайтнера), другой символ "тотального футбола", чтобы уравновесить шансы и догнать, громившую всех в Ла Лиге, "Барселону".

     Сам я впервые узнал о существовании такого футболиста только в 1972г. К тому времени я был уже маниакально болен футболом, считал себя эрудитом и знатоком футбольной истории и статистики (а как же!? :)), разыскивал и изучал всю футбольную литературу, все замечательные футбольные справочники, в одном из которых "Футбол 1972" (такие ежегодники, с итогами футбольного года и составами советских команд на следующий сезон, выходили регулярно) я однажды и прочитал, что "Золотой Мяч" за 1971, с огромным отрывом от остальных конкурентов, выиграл некий голландский форвард - Йоханн Круифф (тогда его имя писали именно так), о существовании которого я даже не подозревал.
     Его конкурентов в гонке за "Золотым Мячом" 1971 я уже знал прекрасно: итальянец Маццола, немцы Нетцер, Беккенбауэр и Мюллер были мне хорошо известны по ЧМ 1970, с которого и началось мое "боление", по большому счету, а северо-ирландца Джорджа Беста я знал как лидера сборной, которая выступала с нами (СССР) в одной отборочной группе ЧЕ. Кроме того, в наших газетах (почему-то) хорошо освещался чемпионат Великобритании (был тогда такой турнир на Островах), за феерическое выступление в котором, в первую очередь, Бест и попал в число основных номинантов того года.
     Но имя Йоханн Круифф мне, как и всем остальным пацанам из моего окружения, не говорило ничего. Сказать, что я был удивлен - это значит сильно преуменьшить мои эмоции! Ведь я родился в такое время, в таком месте и рос в таком окружении, где пацаны, казалось, уже рождались с футбольным мячом под мышкой! Нет, это место называлось не Капакабана. Оно называлось - Осиновая Роща.
     А в Осиновой Роще в футбол играли все нормальные пацаны. Я даже не помню когда и как я впервые вышел на футбольное поле, но точно знаю, что придя в первый класс я уже играл вовсю и у нас сразу организовалась футбольная команда из таких же местных "капакабанцев".
     У нас, в Осиновой Роще, было несколько отличных футбольных полей - рядом была ДЮСШ с двумя роскошными полями, было футбольное поле и во дворе жилого массива, и на территории воинской части. На этих полях, "нормального" игрового размера, оснащенных настоящими (большими) футбольными воротами, с натянутой на них сеткой, я и провел почти все свое свободное время, вплоть до самой армии.
     Даже когда пришло время бегать за девчонками они меня ревновали к футболу больше, чем друг к другу :).
     Футбол был нашей религией, был универсальным языком общения. Со временем к нему прибавилась рок-музыка, но не заменила, а именно добавилась, на правах "второго государственного" языка для советских пацанов.
     Мы играли в футбол до изнеможения и спорили о нем до драки.
     Футбольный мяч был таким же "статусным" аксессуаром, как нынче планшет или игровая приставка. Имея такой мяч, ты автоматически становился "автортетным пацаном" для всего района. И когда мне подарили футбольный мяч, я был счастлив, как редко потом бывал счастлив в своей жизни, а подарили мне его на мое 10-летие. В 1971 году. Именно в том, в котором и Кройфф получил свой первый "Золотой Мяч".

     Итак, до 1972г. я, как все мои дружбаки-футболеры, понятия не имел о Кройффе, но в 1972 все изменилось. В программе "Время", в спортивных новостях, стали иногда показывать сюжеты, посвященные игре "Аякса" и мы увидели его "в деле".
     Особенно, конечно, запомнился финал Кубка Чемпинов 1972, в котором Йоханн решил исход поединка с миланским "Интернационале", забив два великолепных гола. Именно с этого сюжета, насколько я помню, и началось массовое фанатение пацанов от его игры.
     Разница между тем футболом, в который играли советские команды и наша сборная, и футболом Кройффа была такой разительной, что сводила нас с ума и заставляла завидовать голландцам, как, кстати, и немцам, во главе с Беккенбауэром, поклонником которого я являлся тогда и остаюсь по сей день, но это уже другая история.
     Нам оставалось только это - завидовать, фанатеть и пытаться подражать.
     Левый крайний нашей дворовой команды (футбольная звезда Осиновой Рощи), зафанател от Кройффа настолько, что с ним трудно было уже разговаривать спокойно на футбольные темы, он становился истерично восторжен, а порой и агрессивен, если кто-то пытался оспорить его восторг и робко заметить (как я, к примеру :)) что-нибудь типа: "Но ведь и Беккенбауэр... ". Через какое-то время, он, кстати, точно также зафанател от Лед Зеппелин (и даже получил кличку "Зипилин") и настолько же трудно стало с ним в разговоре о рок-музыке, когда он начинал злиться и багроветь при упоминании Дип Пепл :)
     Такие горели среди нас страсти в ту пору. И они стократно усилились в 1974 году, когда на наших глазах развернулось грандиозное футбольное действо - ЧМ 1974.
    Тот чемпионат я до сих пор считаю лучшим в истории. Даже то обстоятельство, что сборная СССР на него не попала (по отнюдь не футбольным причинам, если кто помнит) нас нисколько не расстраивало, а скорее наоброт - утешало, ибо всем было ясно, что нас тогда судьба уберегла от неминуемого позора.
     Большинство сборных (особенно европейских) уже перешло на рельсы тотального футбола или пыталось его освоить. Футбольные эксперты наперебой обсуждали на страницах еженедельника "Футбол-Хоккей" солепительно новые тактические схемы и конфигурации составов.
     За "Футбол-Хоккеем" я долгие годы, начиная с 1973, охотился каждое воскресное утро, дожидаясь открытия единственного в Осиновой Роще газетного киоска, с зажатым в кулаке гривенником, выданным на его покупку все понимающей матушкой.
     Да, ЧМ 1974 - это был уже новый футбол и даже я, ребенок, понимал и чувствовал, что этот чемпионат - историческая веха и переходный мост, настоящая "выставка достижений мирового футбольного хозяйства". Поляки, ведомые аристократичным Дейной, югославы с реактивным Джаичем, шотландцы, с неутомим Бремнером, шведы с долговязым Эдстремом, восточные немцы с вездесущим Шпарвассером, и, конечно же, хозяева турнира - сборная ФРГ, во главе с великим Беккенбауэром - играли в совершенно новую игру, на фоне которой медлительные финалисты предыдущего чемпионата - бразильцы и итальянцы смотрелись уже уныло и старомодно, а полуфиналисты - уругвайцы и вовсе казались группой пожилых инвалидов, случайно попавших на молодежную дискотеку, на них было больно и даже немного неловко смотреть. Я простил им из жалости даже обиду за "нечестный" мяч Эспарраго, забитый нам в 1/4 ЧМ 1970.
     Только аргентинцы, ведомые умницей Луисом Менотти и частично перенявшие михелсовские новации, пытались спасти лицо "латинской школы".
     А над всем этим триумфом тотального футбола царственно возвышались потрясающие "летучие голландцы", которых вел вперед гениальный капитан - Йоханн Кройфф.
    Чемпионат '74 должен был стать (и почти стал) его звездным часом. Если вам повезло и вы видели игру голландцев с Аргентиной и, особенно, с Бразилией, то вы понимаете - о чем я говорю!
     Голландцы играли на сумасшедших скоростях, с невероятной самоотдачей и мастерством, они умудрялись оставить великих (без всяких скидок и иронии, великих даже тогда) бразильцев без мяча во втором тайме! Они заставили тучных "тре-кампионов" бегать в его поисках (чего я никогда до этого не видел да и после видел только пару раз), беспомощно фолить, нервно пасовать в ноги сопернику (как могло показаться, если не понимать, что на самом деле происходило на поле). Голландцы смотрелись, на их фоне, как марсиане, прилетевшие на могучих звездолетах и вооруженные лазерными бластерами покорять диковато угловатых землян!
     Кройфф, казалось, был повсюду. Он дирижировал игрой, вел за собой команду, появляясь на самых неожиданных участках поля, там, где его ну никак не должно было быть, если играть в ту игру, которой был футбол до него. Он не гнушался отбирать мяч на флангах, и отбирал его у "кудесников", вызывая их обиженные удары по ногам сзади! Он совершал стремительные рывки, он держал мяч, как заправский бразилец, ловко укрывая корпусом на скорости, не отдавая его сопернику, перепрыгивая через подножки, вырываясь из захватов и выискивая удачное продолжение атаки. Он указывал руками кому куда надо бежать и сам бежал, открывался, бил по воротам, навешивал в штрарфную.
     Кройфф был повсюду, и везде, где он появлялся, голландцы получали моментальный и ощутимый перевес. Перевес интеллектуальный, физический, тактический и моральный.
     В той игре Кройфф сделал потрясающий навес, после которого Неескенс открыл счет, а потом уже сам, в прыжке с лета, забил второй мяч, после которого все стало окончательно ясно, бразильцы были повержены.
     В итоге, голландцы (дебютанты ЧМ, между прочим) вышли в финал. Кройфф, на тот момент, казался совершенно неудержимым, а голландцы настолько превосходящими всех остальных по игре, что, наверное, только у таких малолетних поклонников Беккенбауэра, как я, еще теплилась надежда на чудо в финале, надежда на то, что немцы найдут противоядие от смертельных голландских укусов.
     Но немцы это противоядие нашли и имя этому противоядию - Берти Фогтс. Именно рыжий прусак сумел сделать так, что мне, в разговоре про звездный час Кройффа, приходиться теперь вставлять слово "почти". Противоядием против Кройффа и его летучих партнеров стал, конечно же, легендарный немецкий характер, но именно Фогтс стал его олицетворением в тот день. Фогтс совершил в финале самый настоящий спортивный подвиг, он прыгнул выше своей рыжей головы и сумел тем самым вдохновить немцев на одну из своих величайших побед.
     Несомненно, Фогтс - выдающийся футболист и был таковым задолго до финала. Я, вслед за многими специалистами, считаю его лучшим "терьером-персональщиком" в истории футбола. Ему доводилось справляться с великими форвардами и до этого финала, и после, но ... чтобы удержать Кройффа, такого, каким он был в 1974 году, надо было совершить подвиг. И Фогтс его совершил.
     Этот подвиг становится даже еще более значим и убедителен, на мой взгляд, если вспомнить, что уже на второй минуте матча Фогтс не сумел удержать Кройффа, когда тот финтом ушел от него на скорости, ворвался в штрафную площадку и только фол Хеннесса не дал ему забить. Однако, это сделал Неескенс - лучший пенальтист того чемпионата, наказавший немцев точным ударом с отметки за тот снос Кройффа.
     Голландцы повели в счете уже на третьей минуте финального матча. Многим тогда показалось, что они с немцами разделаются также, как разделались с бразильцами...
    Такой провал в первом же соприкосновении мог деморализовать кого угодно. Но только не Фогтса и только не в этот день. Фогтс больше не допустил ни единой серьезный ошибки в деле нейтрализации Кройффа, он стал его тенью, его злым гением, стал противоядием.
     К середине первого тайма немцы окончательно оправились, перехватили инициативу у растерявшихся голландцев, наладили комбинационную игру. И тут вдруг стало ясно, что если убрать из состава голландцев их капитана, то немцы по подавляющему большинству позиций имеют преимущество в составе: Беккенбауэр, Брайтнер, Оверат, Бонхоф, Хеннесс явно превосходили своих визави и создали стратегическое превосходство в центре поля.
     На 25 минуте Брайтнер с пенальти сравнял счет, а за две минуты до конца первого тайма Мюллер, как обычно (для него), забил победный гол. Весь второй тайм немцы играли уверенно и четко, отбили все (не очень стройные, на этот раз) атаки голландцев, сумели удержать преимущество и стали чемпионами.
     Так иногда даже неудачный матч может наглядно показать всю значимость игрока для его команды. Без Кройффа не работали даже самые передовые тактические схемы.
     Кройфф, по итогам футбольного года, снова был назван лучшим футболистом Европы (в третий раз за карьеру), обойдя Беккенбауэра и Дейну. Но это был лишь утешительный приз.
     Я уверен, нет, я просто знаю, что после этого чемпионата все признали: Кройфф достоин того, чтобы называться одним из величайших футболистов, когда-либо выходивших на поле. Признал это и я - ярый поклонник его вечного соперника - Беккенбауэра. Признал их равными и достойными претендентами на футбольный трон, освободившийся после ухода Пеле. Именно они были "королями футбола" в эпоху "между Пеле и Марадоной".
     Потом Кройфф еще поможет сборной взять бронзу на ЧЕ '76, хотя уже будет не так хорош и неудержим, измученный травмами и изнурительным сезоном. А на следующий чемпионат мира он не поедет, поссорившись с национальной футбольной федерацией на почве гонорара (была у него и такая черточка в характере, чего уж там).
     В 1978 голландцы выступят на чемпионате мира более, чем достойно - выйдут в финал, где проиграют хозяевам (в точности повторив успех 74), но это лишь формальная сторона дела, а если говорить о том, как они играли, то без Кройффа это была лишь бледная тень той великой сборной, которую мир увидел на чемпионате 1974. Не было уже феерического вдохновения и моцартианской легкости, ибо не было в их составе самого "Моцарта".
     После 1978 года голландцы весьма посредственно выступят на ЧЕ 1980, потом пролетят с печальным свистом мимо двух ЧМ и одного ЧЕ. Смена поколений проходила очень болезненно. Казалось, что после ухода Кройффа из сборной, они снова вернулись на позицию "глухой футбольной провинции".
     Но через 10 лет все тот же Ринус Михелс привезет на ЧЕ 1988 новую дерзкую команду, которая выиграла первый (и единственный пока) чемпионский титул для Нидерландов.
     Эта голландская команда была по составу (на мой взгляд) даже сильнее команды 1974: Ван Бастен, Гуллит, Райкаард, Куман - все они мальчишками смотрели ЧЕ 1974, все были инфицированы харизмой Кройффа. Гуллит и Ван Бастен еще успели в ранней юности поиграть с ним, когда Кройфф вернулся на родину, чтобы завершить свою карьеру: Ван Бастен даже свою первую игру за "Аякс" сыграл, выйдя на замену именно вместо Кройффа и первую свою кучу голов наколотил именно после его гроссмейтерских передач, а когда на следующий год Кройфф перешел в "Фейеноорд", то уже их тандем с Гуллитом принес роттердамцам чемпионский титул 1984.
     С тех пор, как на поле, в составе сборной Нидерландов вышли эти мальчишки, "инфицированные Кройффом", футбольная машина голландцев больше на дает сбоев и продуцирует одно поколение великолепных мастеров за другим.
     Таково еще одно важное свойство любого великого футболиста - своей игрой он прививает страстную любовь к футболу тысячам мальчишек, которые, желая стать новым Кройффом (Пеле, Марадоной, Зиданом), наполняют футбольные школы, а потом пополняют и состав сборной. Главное - дать им возможность реализоваться, подготовить для них условия, что в Голландии было сделано, со всей добросовестной рачительностью, свойственной этой нации.
     Я не знаю ни одной другой страны, в которой роль одной конкретной личности была бы так важна для становления национальной футбольной школы, как личность Йоханна Кройффа в Нидерландах. Голландский футбол до него и после это как Юрский Период против Атомного Века.

     Однако, хочу сказать теперь несколько слов об игровой манере и футбольных ухватках Кройффа. Вы, наверняка, замечали, что каждому великому игроку свойственна какая-то особая футбольная пластика, которая моментально выделяет его на поле среди остальных. Особая осанка, поворот и посадка головы, манера бега, работы с мячом. Они всегда неординарны.
     Помню, как меня, еще совсем ребенка, ничего толком в футболе не понимающего, очаровала пластика Славы Метревели. Правый крайний тбилисцев уже был на излете карьеры, ему было изрядно за 30, но на поле он выделялся среди всех именно пластикой. Я больше ни у кого не помню такого скользящего бега, словно он вообще не касался ногами земли и при этом мяч отобрать у него, казалось, совершенно невозможно. У Славы, даже когда он был без мяча и передвигался пешком по полю, была особая гордая футбольная выправка. Он меня покорил сразу и навсегда.
     Точно также очаровывали меня потом Пеле, Беккенбауэр, Марадона, Платини, Гуллит, Гаскойн, Зидан, Баджо, Сократес, Верон ...
     И у Кройффа, разумеется, тоже была своя неповторимая пластика: размашистый бег, мягкая и рациональная работа с мячом, фантастическая коробка переключения футбольных скоростей, позволявшая ему уходить от любого соперника, точно выбирая направление движения. Была у него какая -то особая сутулость гепарда. Именно этого зверя он напоминал мне больше всего.
     Он, как и всякий футбольный дирижер, практически никогда не смотрел на мяч, только вперед и чуть поверх голов ближайших соперников, легкими движениями корпуса ловко укрывая мяч от посягательств, использовал самые разнообразные передачи - от высоких навесов и резких кроссов до мягкого паса в ноги или вразрез, в свбодную зону.
     Первую половину своей футбольной карьеры Кройфф слыл уникальным бомбардиром и это умение навсегда сохранилось в его арсенале: молниеносный прорыв и точный хлесткий удар из любого положения. Мазал он крайне редко, насколько я могу вспомнить.
     И что меня в нем особенно удивляло - как в этом субтильном, на вид, теле скрывалась такая уникальная скоростная выносливость и яростная жажда борьбы, такая сказочная вездесущность. Он никогда не избегал ни черновой работы, ни силовых противоборств, хотя здоровье его и нельзя было назвать богатырским. Как? Откуда он черпал силы для "тотального футбола"? Это для меня так и осталось загадкой.
     Говорят, что у Кройффа был очень сложный и весьма конфликтный характер, что он был алчен до денег, неуживчив и резок на язык, в отношениях с руководством, а иногда и с коллегами. Судя по тому, что я о нем знаю из публикаций, так оно и было. Но перечтите его высказывание, вынесенное мной в качестве эпиграфа. Разве оно не является свидетельством самого настоящего футбольного романтизма и страстной преданности своим идеалам? Может в этом и был корень многих конфликтов?
     Как бы там ни было, а Йоханн Кройфф был ярчайшей личностью, освященной невероятной харизмой, как на поле так и на тренерской скамейке (а тренером он тоже был выдающимся), так и в обычной своей "мирской" жизни.
     Чувствую, что пора заканчивать мой затянувшийся панегирик, насквозь пропитанный ностальгией по футболу, "который мы потеряли". Да, именно это чувство потери я все чаще ощущаю, глядя на современный огламуренный футбол, зараженный беспардонной коммерциализацией, а теперь еще и отвратной политикой. О футболе своего детства и своей юности я тоскую, глядя на то, что творится с футболом сегодня. От потери того футбола, который я любил всем сердцем, становится мне грустно. Искреннего, романтичного и невероятно привлекательного в своей мужественной красоте футбола мне не хватает. Ностальгия по футбольным личностям, охватывает меня, таким как Йоханн Кройфф...
     Остановлюсь на этом, чтобы не впасть в старческое брюзжание окончательно :)

    Прощай, Капитан Летучих Голландцев. Прощай, Йоханн "Амадеус" Кройфф - Моцарт футбола моего детства.
     Спасибо тебе за музыку.

Об авторе

Я всего-лишь решил поделиться с теми, кому интересно моё мнение, своими соображениями по тому или иному поводу.

Читать далее »

О сайте

... мои оценки и суждения не воспринимать как претензию на божественную истину или непререкаемую догму, но считать тем, чем они и являются на самом деле - отражением моего личного мнения и отношения ... 

Читать далее »